– Мне невестка заявила: пользы, говорит, от вашего сына никакой, буду разводиться, –

– рассказывает шестидесятилетняя Валентина Ивановна. – Молодец такая! У меня просто слов нет! В декрете восемь лет сидела, Кирилл ее содержал. Квартиру ей купил! На двух работах работал, чтобы ипотеку выплатить. А теперь Наташка из декрета вышла, отработала несколько лет, повышение получила… И все, снесло башку! Не понимаю, говорит, зачем мне муж! Детей родила, почти вырастила, зарабатываю достаточно. Одной жить проще!

…У сына Валентины Ивановны, тридцатипятилетнего Георгия и его жены Натальи, двое детей – девочки десяти и пяти лет. Живет семья сына отдельно, в двухкомнатной, купленной с помощью ипотеки квартире. Ипотеку от и до платил Георгий. Наталья не работала, сидела с детьми – сначала с одной дочкой, потом родила вторую. Хотя в перерыве между двумя детьми вполне было можно выйти, поработать, помочь немного мужу, считает Валентина Ивановна.

Но Наталья сделать это даже не попыталась.

– У нас, говорит, несадиковский ребенок! – разводит руками Валентина Ивановна. – Я вот не понимаю, это как, если они в сад и не водили даже? Точнее, отвели один раз, внучка как увидела, что мать ушла за дверь, устроила крик такой, что воспитатели не знали, что делать! Уж не знаю, что там за воспитатели, которые с ребенком справиться не смогли. В общем, Наталья забрала ребенка, и больше в садик не повела…

Наталья съездила на свою бывшую работу, написала заявление и уволилась. Георгий ничего против такого расклада не имел, хотя ему, по словам Валентины Ивановны, пришлось крутиться и вертеться, чтобы в одиночку выплачивать взятую незадолго до рождения дочери ипотеку. Сын нашел подработку, приезжал с основной работы домой в восемь-девять вечера, наскоро перекусывал и садился за компьютер, работал еще три-четыре часа удаленно.

– На двух работах пахал! – вздыхает теперь Валентина Ивановна. – Каждый день до часу ночи, а то и больше. И по выходным за компом, света не видел… Я Наташке говорила – может, тебе тоже дома как-то подрабатывать? Ну женщины же придумывают что-то. У меня соседка, молодая мама, свадьбы или дни рождения фотографирует, кто-то переводы делает, кто-то пряники печет. Но Наталья на меня руками замахала – как это, подрабатывать с ребенком? Невозможно!..

Валентину Ивановну все это очень удручало. Сын похудел, осунулся, невестка Наталья же ничего особенного в такой ситуации не видела. Ну работает муж, да, но не вагоны же грузит, и не лес валит на морозе. Сидит в удобном московском офисе, в тепле, возле кофемашины и буфета с печеньками, общается с людьми, имеет возможность отвлечься, в интернете потупить. Вечером приходит домой, где ему все приготовлено, ест и снова за компьютер.

Зато от бытовых проблем Георгий был полностью освобожден. Наталья и убирала, и стирала, и гладила, и есть готовила, это при том, что и дети целиком и полностью были на ней – вторую малышку они родили, когда старшей было пять.

Так что Наталья была уверена, что мужу с его двумя работами куда легче, чем ей дома с двумя детьми. Дома она в общей сложности отсидела восемь лет, и к трем годам младшей дочери уже очень хотела работать.

– Вторую девочку в садик отдала, как только место получила! – рассказывает Валентина Ивановна. – Уже без всяких этих придурей типа «несадиковский ребенок», хотя младшая тоже рыдала несколько месяцев всю дорогу, когда в сад вели. Ну, потом перестала, конечно, как все дети…Наталья нашла работу, точнее, знакомый ее родителей помог устроиться. С детьми помогать вызвалась ее мама, за денежку небольшую. Ну и я на подхвате, ко мне тоже обращаются регулярно. То забрать срочно, то в поликлинику отвести, то еще что-нибудь…

Сейчас старшая девочка учится в начальной школе, младшая уверенно ходит в сад. График наладился, забот с детьми стало меньше, сватья, Натальина мать, вполне справляется: забирает вечером одну из продленки, другую из садика, ведет домой. Ипотеку Георгий с Натальей выплатили. Наталья работает уже два года, на работе у нее все складывается прекрасно: ее продвигают в должности, дают новые интересные проекты, увеличивают зарплату.

Уже сейчас Наталья получает в полтора раза больше мужа, а после Нового года, по слухам, грядет очередное повышение – и в должности, и в зарплате. В то время, как у Георгия на работе все далеко не так радужно. Первая волна увольнений прошла в начале лета, Георгий в нее не попал. Сейчас уже неизвестно, хорошо это или не очень, ибо оставшимся в компании основательно урезали зарплату. И даже урезанную постоянно задерживают.

Георгий ищет другую работу параллельно, но пока безуспешно. Наталья же все выше задирает нос. Теперь вот уже и о разводе заговорила.

– Зачем мне вообще нужен муж? – пожимает плечами Наталья, глядя в глаза свекрови. – Детей я уже родила, сколько хотела, больше рожать не планирую. Растить их мне мама помогает прекрасно. Зарабатываю я и сама достаточно, плюс алименты будут, если разведусь. А с мужем одни проблемы! То одно ему не так, то другое! То не надевай, туда не ходи, истерику устроил вчера, почему поздно пришла, где была… Где-где, на работе была, неужели не ясно. Вот оно мне надо все? Жрет как не в себя, никогда вещи не уберет за собой же, носки эти вечно разбросанные по квартире… Одной проще!

Валентина Ивановна просто в шоке – неужели человек нужен только тогда, когда от него «польза есть»? Когда он содержал жену в декрете и за ипотеку платил, Наталью он полностью устраивал. А теперь перестал. Невестка, того и гляди, разрушит семью, оставит детей без отца – приходящий папа все равно не то…

Как считаете, свекровь права, невестка – взбалмошная глупая бабенка, у которой произошло головокружение от успехов? Муж многое вложил в семью, и гнать его сейчас – неправильно?

А может, все логично: перестал приносить пользу, неважно, какую, не обязательно даже материальную – вон с пляжа?

Что думаете?

Популярные статьи