Не можем равняться на семью тёти, но мама этого не понимает

-Мама опять звонила и выносила мозг, — жалуется приятельницам и, по совместительству коллегам, Алла.

-Внимания не хватает? — «догадывается» одна их подруг, — Пожилым сейчас трудно, опять их дома заперли. Вот и моя чудить начала, как одна осталась: скучно, грустно, одиноко, вы ходите редко, никому старики не нужны. А когда часто к ней ходить? Работа, дома, школа началась.

-Да нет, — усмехается Алла, — с моей все гораздо сложнее. Внимания ей хватает, но просто так оно маме не нужно. А на «не просто так» у нас с мужем денег нет.

Алле 38 лет, у нее муж, сыну 10 лет и 6 лет дочери. Прошлой осенью супруги продали свою двушку, заняли денег у родни и купили трешку: дети разнополые, хочется, чтобы у каждого была своя комната. Теперь активно стараются побыстрее вернуть долг.

-Не торопят нас, но все же, — поясняет Алла, — жить с сознанием того, что уйму денег должны? Ну на фиг.

Занимала семья у родственников мужа Аллы. Принципиально не стали просить в долг у ее двоюродной сестры, которая живет хорошо. И семья этой сестры, а точнее их имущественное положение, изрядно портит отношения между Аллой, ее мужем и мамой женщины.

-Дина, моя кузина, вышла замуж лет 10 назад, она дочка маминой младшей сестры. Первые годы они жили, как все, а потом муж Дины получил наследство, вложился, теперь «бизнесменит». И мама, как свихнулась.

Маме Аллы Раисе Олеговне 63 года. 6 лет назад женщина села дома. Нет, не с внуками, а просто устала. Год Раиса Олеговна отдыхала, наслаждалась покоем и отсутствием нервотрепки: она была бухгалтером в муниципалитете.

-Тут ее сестра на пенсию тоже ушла, — вспоминает Алла, — обе вдовы давно, живут друг от друга недалеко. В гости ходили друг к другу, пироги стряпали, известиями о том, что где можно выгоднее и дешевле купить, делились.

5 лет назад дела зятя маминой сестры пошли в гору. И с той поры Раиса Олеговна потеряла покой и лишает этого самого покоя семью дочери.

-Тоне зять телевизор какой купил! — вздыхала мама, пришедшая в гости к дочери, — Огромный, во всю стену. И кухонный гарнитур меняют. И одел ее к зиме. А тут…

Алла, тогда с годовалым вторым ребенком на руках и 5-ти летним старшим у юбки, за тетку порадовалась, значения словам мамы не придала — не до того.

-А потом началось, чуть ли не ежедневно, — раздраженно говорит женщина, — у Тони то, у Тони се.— Вот там зять молодец, а твой муж на тещу и копья не выделит. Где уж мне обновки и санатории… Таблетки от давления и то, не те, что помогают, а те, что по льготному рецепту.

-Мама, — пыталась объясниться Алла, — я в декрете сижу, ну какие санатории? Хорошо живет Тоня? Ну и отлично. У меня полно подруг, которые тоже живут хорошо, причем, за счет родителей, но я же им не завидую, тебя не упрекаю. Ты голодаешь? Ведь нет.

-Не голодаю, — поджала губы Раиса Олеговна, — и на том спасибо. Дождалась на старости лет. А на счет декрета… Зачем было рожать второго ребенка, да еще от нищеброда? Дина одного родила и больше не хочет, знает, что у нее еще есть долг перед матерью, перед родителями мужа.

-То есть, — возмутилась Алла, — мы должны были не рожать второго ребенка, чтобы помогать тебе?

Алла из кухни вышла, дверь в спальню захлопнула, даже провожать маму не пошла. Не разговаривали мать и дочь месяца 4. Потом Раиса Олеговна прихворнула, пришлось брать детей под мышку и ехать навещать.

-Мы с мужем тогда лекарства купили, — говорит Алла, — рыбки красной, икру, мясо парное взяли, курицу, фрукты разные. У меня дети так не питаются, экономим. Но вроде бы к заболевшему человеку поехали, надо гостинцев купить.

Забили холодильник и шкафы, посидел с довольной мамой, помирились, уехали. Раз в три дня старалась Алла маму навещать, хоть и не опасно болела Раиса Олеговна, но все же: мама, одиночество, возраст.

-А ты ничего не привезла? — чуть ли не в сумку дочери заглянула Раиса Олеговна в третий приезд, — Тоня утром была и то навезла всего. А ведь у нее тоже пенсия. Зять сестры расстарался для больной сестры его тещи, для чужого человека, а тут дочь родная и родной зять с пустыми руками в гости ходят.

А у Аллы на тот момент дикая напряженка была с деньгами, 4 дня до зарплаты мужа. В общем, поссорилась с мамой опять.

-Хорошая у нее пенсия, — говорит женщина, — она же муниципальные надбавки получает. И одежда вся есть, и мы стараемся полезное что-то дарить. Ну не можем мы каждый месяц спонсировать ее, как муж Дианы мою тетку. Нет возможностей у нас, а у мамы зависть есть. Да еще какая. Я уже и с Дианкой общаться не хочу, хотя она ничего плохого мне не делала, и чувствую себя ущербной: мама с хлеба на воду перебивается. Можно подумать, что мы жируем.

Немного легче стало семье, когда Алла вышла из декрета. Но двое растущих детей, поэтому лишних денег не остается. Дочь старалась оплачивать Раисе Олеговне коммуналку, покупать лекарства, дарила на праздники что-то из одежды и обуви. Ну как дарила? Вела маму в магазин или усаживала к компьютеру и показывала — выбирай.

-Вот этот бы мне пуховик, — вздыхала мама, — у Тони такой, дочь с зятем купили.

-Мама, — прямо отвечала дочь, — этот стоит 36 тысяч. Я ношу за 7. Давай и ты выбирай в пределах этой суммы.

Мама разглядывала, вздыхала, капризничала, с горем пополам покупали, потом мама ныла опять, что качество не то, что холодный, маркий, неудобный, жаркий и так далее.

Но пару лет семья худо-бедно жила мирно. Очередное обострение у Раисы Олеговны случилось прошлой осенью и не прекратилось до сих пор. Дело не вирусе и в карантине, дело в покупке семьей дочери квартиры побольше.

-Зачем? Да еще в долг? Дети вырастут и уедут. Потерпели бы несколько лет в одной комнате. В конце концов, я умру, мою квартиру продали бы и купили бы себе больше.-Мама, ну какое «помру»?

-А что я, моложе становлюсь? Ни лечения нормального, ни питания хорошего. На старости лет хочется комфорта, а тебе — шиш с маслом. У вас деньги лишние, раз в долг взяли такую сумму? Конечно, на мать денег нет, а на квартиру находите. Вот у Тони…

На этих словах Алла снова психанула и из маминой квартиры вылетела пулей. Вернулась только в карантин: надо помогать, привозить продукты.

-Почему, — спрашивает она, — другие мамы так себя не ведут? Свекровь справляется, наоборот, все старается внукам что-то подарить, а мама ни разу не спросила, как мы живем, на что, какие есть проблемы. Все дай, да дай. Это надо, вместо квартиры лучше бы маме помогли, а дети потеснятся!

Популярные статьи