Переехать, школу детям поменять, уволиться и ухаживать за его мамой

-Ну переедем временно, что же теперь делать! — сказал мне муж пару месяцев назад, — Нет, Наташа не может переехать к матери. У нее ребенок маленький и муж очень против. Она же на его территории живет.

-Я тоже против, — говорю, — у меня двое детей, которые совсем еще тоже небольшие, у них школа тут, кружки, друзья. И мы живем на моей территории!

-Так и знал, что ты меня рано или поздно этим упрекнешь! — вскричал муж, — Мама говорила, что так оно и будет!

«Мама говорила». Много и часто. Все 10 лет нашего с Димой брака. Говорила, что я не та женщина, которая нужна ее сыну, что не надо идти в квартиру жены, а вести жену, меня то есть, под ее бдительный надзор в двухкомнатную квартиру.

Мама вообще много чего говорила.

-Надо еще разобраться, чьи дочки! — говорила мама мужа 7 лет назад, когда у нас родилась младшая, — Друг на друга-то похожи, но ни одна не в нас!

Свекровь тогда была здорова. У нее была двухкомнатная квартира, дочь-подросток. Да-да, нам с мужем полагалось жить не в моей отдельной двушке, а на кухне мамы мужа, чтобы я под присмотром была.

-Наташа замуж выйдет, — вещала Тамара Тарасовна, — уйдет жить к мужу. А твою квартиру надо сдать. Деньги будут.

И мужу:

-Давай, вваливай деньги в ремонт квартиры жены! Она тебя выставит с чемоданом и куда придешь? К маме! Вот и надо у мамы ремонтироваться.

Ага. А квартиру мама подписала уже своей дочке Наташе, чтоб не досталось ни метра мне, захватчице, и моим дочкам.

Муж маму не слушал. Хватало вменяемости понимать, что у него семья, дети, что его дети и он сам живут в квартире жены, а значит, туда надо вкладываться.

-Я не хочу общаться с твой мамой, — бесповоротно сказала я на 4-м году брака, — тебе не запрещаю. Езди, можешь даже дочек к бабушке возить, хотя я сомневаюсь, что ей это надо. Но Тамары Тарасовны больше в моей жизни не будет. Никогда.

Это случилось после того, как родила ребенка золовка. На торжестве, при родителях мужа Наташи и при их прочих родственниках, свекровь изрекла:

-Вот тут я хотя бы точно знаю, что это наша кровь! А во внучках от сына нельзя быть такой уверенной!

Я выскочила из-за стола и 6 лет свое обещание свято выполняла. Муж ездил проведывать маму. Как она, я не спрашивала, приветов не передавала. Нашими дочерями Тамара Тарасовна не интересовалась, ей хватало дочери обожаемой Наташеньки.

-Мама заболела, — сказал муж полгода тому назад, — онко. Врачи дали полгода или месяцев 8.

Мужу я тогда посочувствовала: его несчастью, ведь не зверь же я. Ни слова не говорила, когда он маме на лекарства, врачей и обследования деньги давал. А вскоре стало понятно, что свекровь нуждается в уходе.

Кто должен был его обеспечить? Правильно, я. Никчемная невестка.

-Я не могу, — заявила золовка, — муж нипочем не соглашается из своей квартиры переезжать к теще. И бегать к ней не смогу. У меня ребенок маленький, а твои дочери старше! Пойду на конфликт с мужем, буду разведенкой!

Муж золовки, которой отойдет квартира матери (целиком), против того, чтобы временно переехать к теще, которая ему чуть ли не в попу дула и сумками в дом продукты волокла, и деньги вваливала в его семью, когда они у нее были. А я должна?

-Надо уметь прощать! — сказал мне муж, — Девочки? Ну временно сменят девочки школу. Правда, тебе придется уволиться, мама не может жить одна.

Вот тут я даже нервно рассмеялась. То есть мне надо принести на алтарь женщины, которая отравляла мне первые годы супружества не только возможность жить у себя дома, не только интересы моих детей, но и мою карьеру?

-Ты в уме? — спрашиваю мужа, — Переехать, школу детям временно поменять, мне уволиться на пару-тройку месяцев? Золовка не работает вообще. И она не может, а я должна? И дело даже не в квартире, которая ей достанется. А в том, что я невестка, нелюбимая невестка, а она дочь! Я даже не собираюсь никуда дергаться. Надо тебе? Переезжай, увольняйся, что хочешь делай. Моей ноги там не будет.

-Тогда я совсем ухожу, — заявил муж, — я не стану жить с женщиной, которая не смогла простить. Сам буду ухаживать за матерью, раз ты не хочешь!

-Допрыгалась, — позвонила золовка, — из-за своего упрямства решила оставить детей без отца?

Разговаривать с Наташей я не стала: какой смысл. Виноватой я себя не считаю. Ушел муж? Так долг детей ухаживать за родителями. И потом, я с интересом жду того момента, когда золовка «попросит» брата из ее квартиры. Куда он тогда пойдет?

-Примешь назад? — спрашивает подруга, которая в курсе нашей истории.

Не знаю. Стоит ли?

Популярные статьи