Раскаяние на перепутье

– Мама, у меня есть сын! – заявила Ира, приехав в очередной раз в гости.

– Какой ещё сын? – изумилась Вера Васильевна, – Ты шутишь?

– Нет. Максиму уже десять лет.

– Да как же так-то? Ты ведь и беременной не была.

– Ну помнишь, когда я с первого курса института уехала по студенческому обмену? Перед этим приезжала к тебе, но был ещё небольшой срок, и ты ничего не заметила.

– Но ты же вернулась через полгода, ещё такая худая была, я всё старалась накормить, а ты аппетит потеряла.

– Да потому что никакого обмена не было. Я ушла из института, устроилась на работу, потом жила на те деньги, что ты мне давала в дорогу. Родила и оставила ребёнка в роддоме.

– А посоветоваться не захотела? Что же ты мне-то ничего не сказала?

– Я не могла. Стыдно было.

– А его отец?

– Он меня бросил. Сказал, что ради смеха переспал со мной. Я, когда слишком поздно узнала про беременность, не стала даже говорить ему, чтобы не быть посмешищем для всей группы. Мы учились вместе.

– Как же так, доченька, да разве бы я не поняла тебя, разве бы я допустила такое?!

– Что теперь говорить, мама, глупая я была, глупая, молодая и гордая. Боялась, что хоть кто-нибудь узнает, и тебе позор будет, и мне.

– Ты говоришь, ушла из института. Но ведь ты же его закончила? Я что-то ничего не понимаю.

– Я потом восстановилась, доучивалась уже с другой группой. Я все силы положила на эту учёбу, потому что казнила себя, и стала лучшей студенткой. Меня потом сразу взяли на хорошую должность, с большой зарплатой.

Только мне это было не в радость. Нет, я работала на совесть, всё у меня есть, ты же знаешь. Только раскаяние замучило, потому что всё время помнила о том, что где-то живёт без меня мой мальчик.

Когда решилась после института забрать Максима, оказалось, что его уже усыновили, а кто, неизвестно. Пять лет я не знала, где он, и вот, наконец, нашла.

– И что теперь?

– Я хочу, чтобы он жил со мной! Я узнала, где он учится, ходила к школе и услышала, как он говорил товарищу, что мечтает о беспроводных наушниках. Вот купила, хочу передать теперь как-нибудь.

– Ой, дочка, – покачала мама головой, – Как бы не сделала ты хуже!

– Ты что, против внука?

– Нет, конечно! Только ведь он считает родителями других людей, вряд ли обрадуется нам с тобой.

– Я скажу, что это я его родная мама, всё объясню. Он уже большой, поймёт меня.

– А о нём и его семье ты подумала? У мальчика скоро начнется переходный возраст, и без того сложно ему будет. А если ещё узнает, что родители не родные, может таких дров наломать! Ведь эти люди не виноваты в том, что ты натворила, их-то за что накажешь?

– Вот вечно ты, мама, меня осуждаешь, а других жалеешь, – обиделась дочь, – потом ещё удивляешься, почему без твоего ведома всё сделала.

– Да ведь я тебе советую, как лучше. Не только тебе лучше, но и твоему сыну.

– Ему лучше с родной матерью! – упрямо возразила Ира.

– А если ты навредишь ему? От тех родителей отшатнется, и тебя простить не сумеет, ведь можешь жизнь поломать человеку.

Знаешь притчу о двух матерях, предъявляющих права на младенца? Царь Соломон предложил рассечь ребенка мечом пополам, чтобы обеим досталось по половине.

Одна согласилась, а вторая закричала, что согласна уступить другой женщине, только бы ребёнок не пострадал. Её и признал Соломон настоящей матерью. Подумай, лучше с его нынешними родителями ему жить, но без потрясений, или с тобой, возможно, несчастным.

– А если ему там плохо?

– А ему плохо? – обеспокоилась Вера Васильевна.

– Да нет, – признала Ира, – он выглядит довольным и счастливым. Но как же я? Я так хочу, чтобы он был со мной!

– Да уж вижу. Но я-то знаю, как легко ты загораешься, и как быстро остываешь. Не передумаешь ли потом? И что тогда будет с Максимом, как он переживёт ещё одно предательство?

– Вечно ты выдумываешь! – фыркнула недовольно Ира, – Да всё будет нормально, вот увидишь!

– Скажи, а твой молодой человек, Данила, кажется, как относится к этой ситуации?

– Я пока не говорила ему.

– А ты спроси. Ведь его согласие тоже важно.

– Да, ты права,– согласилась Ира, – вот вернусь и посоветуюсь с ним.

На том и порешили. Ира уехала, и вскоре раздался звонок.

– Мама, Данила сделал мне предложение!

– Я рада за тебя, дочка! А что вы решили насчёт Максима?

– Понимаешь, он сказал, что хотел бы иметь своих детей, а к трудностям, которые могут возникнуть с появлением в нашей жизни Максима, не готов. Он сказал, что я должна выбрать что-то одно.

– Ну, и что ты решила?

– Ну мам, я же не могу остаться одна! Все подруги уже замужем, что я, хуже других?

– А как же твои муки совести?

– Ну, я подумала и поняла, что Максиму будет лучше с его нынешними родителями, ты была права.

– Да, я была права, – задумчиво повторяла Вера Васильевна, глядя на фотографию беззаботно смеющейся дочери, – Я была права!

Популярные статьи